Поддержка войны среди опрошенных в России снизилась до 55%

Обновлено: 8 окт.

Новая фаза восприятия военной операции

Статья издания REPUBLIC от 14 июля 2022 года, автор: Дмитрий Колезев

 
Социологический проект «Хроники» провел новое исследование об отношении россиян к войне в Украине и ее последствиях. Результаты показали падение поддержки «специальной военной операции» сразу на девять процентных пунктов — с 64 до 55%. Фиксируется рост тревожных настроений. Большинство опрошенных не ждут от победы России для себя лично ничего хорошего, а присоединению новых территорий к России будут рады всего 3% опрошенных. Россияне надеются на возвращение мирных отношений с Украиной, но все больше готовы к затяжной войне. Republic рассказывает про основные результаты нового опроса «Хроник».

«Хроники» — исследовательский проект, организованный политиком Алексеем Миняйло и его единомышленниками — профессиональными социологами, аналитиками и специалистами по большим данным. Часть специалистов сотрудничает с проектом анонимно из-за политических рисков. «Наша цель — рассказывать о том, как россияне воспринимают войну с Украиной, — сказано на сайте проекта. — Рассказывать честно, аргументированно, опираясь на проверяемые данные. Мы проводим регулярные социологические опросы, фокус-группы, исследования соцсетей, анализируем результаты, обсуждаем их с лучшими российскими социологами и рассказываем об этом вам».

«Хроники» провели уже шесть волн исследований. Последняя, о результатах которой и идет речь, прошла с 29 июня по 5 июля. Респондентов старше 18 лет опрашивали методом телефонного интервью по случайной выборке мобильных номеров во всех регионах России. Всего были опрошены 1823 респондента, финальная выборка взвешена по полу, возрасту и типу населенного пункта.

Вот некоторые важные результаты, которые получили исследователи:

Поддержка войны снижается

55% опрошенных ответили «Да, поддерживаю» на вопрос «Скажите, пожалуйста, вы поддерживаете, не поддерживаете военную операцию России на территории Украины, затрудняетесь однозначно ответить или не хотите отвечать на этот вопрос?». Во время предыдущей волны исследования (14–19 мая 2022 года) о поддержке говорили 64%. Начиная со второй волны показатель не опускался ниже 60%, сейчас она на «историческом минимуме».

О том, что не поддерживают военную операцию, прямо ответили 10% опрошенных. 18% затруднились ответить, а 17% отказались отвечать на вопрос.

Уровень поддержки военной операции, % опрошенных. Источник: данные проекта «Хроники»
Уровень поддержки военной операции, % опрошенных. Источник: данные проекта «Хроники»

Большое число людей отказывается участвовать в опросе

Таких 86%. Это больше, чем в предыдущие волны (в прошлом исследовании было 78% отказников). Правда, рост может быть вызван тем, что в этот раз операторов просили фиксировать отказы по другой схеме, что могло повысить число попавших в статистику отказов. По словам авторов исследования, такой уровень отказов не является аномально высоким для социологических опросов.

Россияне ощущают экономические проблемы

39% опрошенных заявили, что доходы их семьи снизились (в прошлом опросе было 35%). 11,8% заявили, что они сами или кто-то из их близких потерял работу или бизнес. 56,5% сказали, что им приходится экономить на продуктах из-за роста цен.

У россиян, участвовавших в опросе, есть психологические проблемы и конфликты с родственниками

43% заявили, что с марта 2022 года испытывали приступы тревоги или депрессии. Это один из показателей, который существенно вырос с прошлого опроса — на 10 процентных пунктов. Возможно, война серьезно повлияла на социальные связи: 26% сказали, что с момента начала «спецоперации» они перестали общаться с некоторыми близкими друзьями и родственниками.

Примерно у каждого восьмого опрошенного россиянина в Украине есть близкие, участвующие в военной операции

В процентном отношении таких 13,8% — впрочем, вопрос включал и тыловое участие. 0,6% опрошенных заявили, что и сами участвовали в спецоперации.

Опрошенные россияне стали меньше смотреть телевизионные сюжеты о войне

Их популярность упала на те же девять процентных пунктов, что и поддержка спецоперации. 61% назвали ТВ главным источником информации о военной операции, а в мае таких было 70%. При этом доверяют телевидению лишь 37,7% опрошенных. Впрочем, снизилась популярность почти всех источников информации о военных действиях: например популярность ютуб-каналов упала с 26 до 23%, телеграм-каналов — с 24 до 20%. Зато выросло (с 6 до 11%) число тех, кто вообще не следит за информацией о войне. Из тех, кто пользуется интернетом, VPN используют 22%.

Источники информации о военной операции. Источник: данные опроса «Хроники»
Источники информации о военной операции. Источник: данные опроса «Хроники»

Большинство опрошенных считает, что у россиян должно быть право открыто критиковать военную операцию

Таких 42%. 26% считают, что критику надо ограничивать, 24% затруднились отвечать на этот вопрос, а 9% отказались на него отвечать.

Абсолютное большинство по-прежнему верит в победу России

59% (против 62% в прошлой волне) заявили, что России «точно удастся» победить в Украине, 23% (против 22%), что «скорее удастся». Тех, кто не верит в победу России, всего 4% (было 6%), но 13% затруднились ответить (было 9%).

При этом большинство опрошенных не ждет от победы для себя лично ничего хорошего

56% сказали, что им лично возможная победа России не принесет лично никакого блага. 29% ответили, что принесет, 16% — затруднились ответить. Среди тех, кто ожидает личных благ от победы, большинство говорили просто о возвращении мира (37%), 9% хотели восстановить возможность ездить в Украину, 6% ждали восстановления экономики. 10% сказали, что победа принесет им «моральное удовлетворение». Лишь 3% сказали, что порадуются объединению территорий.

Каждый пятый опрошенный (21,6%) заявил, что готов лично участвовать в военной операции

Конечно, неизвестно, насколько реальны эти ответы. 49,2% сказали, что участвовать не готовы, по 14,6% отказались отвечать на этот вопрос или затруднились ответить.

При этом 63% не готовы отдавать на армию часть своего дохода

А из тех 27%, кто готов, подавляющее большинство (68%) готово отдать не больше 10% дохода.

Большинство опрошенных не ощутило последствия ухода из продажи определенных товаров

Однако исчезновение импортной одежды и лекарств волнует людей больше, чем пропажа иностранных продуктов питания (тем более, что в России и так давно действует продовольственное эмбарго). 16,1% заявили, что «очень сильно ощутили» исчезновение импортных лекарств.

Что Кремль будет считать победой в украинской войне?

31% опрошенных считают, что это признание Украиной независимости ДНР и ЛНР. 27% назвали условием победы смену власти в Украине. 26% — присоединение части Украины к России, 25% — отказ Украины от членства в НАТО, 22% — признание Украиной Крыма как части России, 19% — присоединение всей Украины к России. 18% затруднились ответить. Разброс ответов вполне соответствуют нечетко сформулированным целям специальной военной операции.

Большинство опрошенных ждут долгой войны

17,8% считают, что военная операция завершится через год, 14,2% — что на это уйдет больше года. 14% говорят о полугоде. 31% затруднился ответить. 3% считают, что военная операция не завершится «никогда».

Проект «Хроники» существует за счет общественной поддержки. «Наша цель — изменить общественное мнение о войне, — говорят авторы проекта. — Пропаганда говорит о почти безоговорочной поддержке войны гражданами РФ, но в действительности все радикально сложнее: и уровень поддержки ниже, чем показывают "официальные" соцопросы, и означает эта поддержка совсем не то, что кажется». Проект принимает пожертвования в криптовалюте, реквизиты опубликованы здесь.

«Новая фаза восприятия военной операции»

Результаты опроса комментирует Елена Конева, социолог ExtremeScan, партнер Проекта «Хроники»:

«Реакция на военную кампанию в Украине прошла уже три стадии: шок, эйфория, адаптация и входит в четвертую, фазу депрессии.

Первоначальный несомненный шок, который испытали люди, несмотря на многолетнюю информационную подготовку, сменился воодушевлением у одной части населения и гневом у другой. Поддержка, по крайней мере положительная реакция на вопрос, слегка приподнявшись в начале с 60% до 65%, оставалась на одном уровне.

Действовали разнонаправленные факторы. Пропагандистская консолидация сталкивалась с наступившими изменениями реальной жизни граждан. Противники стали частью военной волны эмиграции. Бытовая жизнь прошла через всплеск потребительской паники, которая относительно быстро улеглась, деньги за закупки не бесконечны, сахар подвезли.

С апреля наступила фаза первичной адаптации. Люди сориентировались, приняли решения о дальнейших действиях, смирились, заняли выжидательную позицию. Запас лекарств, кроме самых редких, еще не закончился, лечебные учреждения жили на запасах. Крупные иностранные корпорации еще платили зарплаты или выходные пособия, массовый бизнес боролся, предприятия закрывались постепенно. Средний класс вел прежний образ жизни, просто больше за него платил, поехал осваивать рекреации в России. Появились беженцы из Украины. Появились раненые в больнице, новые тихие захоронения мужчин. Партия поддержки села у ворот с платочками в ожидании победы.

В последней июльской волне исследования мы увидели наступивший перелом в восприятии военной кампании. «Военная операция» оказалась войной, с неясной продолжительностью и последствиями. Выросла тревожность.

Огромное большинство по-прежнему говорят о «победе», с разными чувствами и смутными мыслями. Но все больше складывается впечатление, что это не оценка военного потенциала России, а выражение экзистенциального ужаса, потому что если не победа, то что? Столкновение с кометой. За последние годы (военную) победу сделали национальной идеей, наркотиком, облегчающим восприятие жизни.

В этой волне мы пытались понять, что такое победа в этой войне в сознании людей. Поддерживая операцию, что они ждут для себя, какое личное благо они получат? Четверть ответов связана с благом страны в целом: снятие санкций, укрепление экономики, объединение территорий (видимо, России с Украиной), дружба народов вернется, Россия вернет (!) свои сильные международные позиции.

Но самое главное и массовое чаяние — возвращение мира, обретение душевного покоя, чувства безопасности, возвращение близких с войны, возможности поехать в Украину и обнять родных, понимание будущего, завтрашнего дня.

«Победа» — это возвращение к февралю 2022 года!

Нет слов для адекватного комментария этой исследовательской находке.Теоретически это ответ на вопрос, будет ли возмущение народных масс, если Путин остановит войну. Конечно, экономический обвал, гуманитарные последствия, военные, «вернувшиеся и невернувшиеся с военной операции» могут привести к поиску виновника национальной катастрофы, но это будет потом. И это «потом», если не остановить войну, наступит в любом случае, только еще острее.

А пока позволю себе прогноз: [в случае прекращения военной операции] главной эмоцией жителей России на достаточно длительное время будет радость (со слезами на глазах) и облегчение. Большинство людей «партии поддержки» займется зализываением ран, и найдется место благодарности мудрому президенту. В условиях развернутой репрессивной машины у тех россиян, кто все эти месяцы был в гневе и депрессии, кто понимал, что происходит, вряд ли найдутся ресурсы для угрожающих власти протестов. Протесты, уже более массовые, экономические по мотивации, будут потом». Оригинал статьи на сайте Republic