top of page

#4. О чем не расскажут рейтинги

Обновлено: 9 окт. 2022 г.

Пост-релиз #4 от 2 апреля 2022

Елена Конева

 
По материалам исследования Хроники Волна #3 26.03-29.03

В последнее время исследовательские центры публикуют исключительно высокие политические рейтинги. К ним можно отнести и уровень поддержки военной операции, которая в значительной степени является результатом поддержки власти, и динамика у них синхронная.


Феномен измерений заключается не только в высоких показателях, но и в стремительной, буквально за несколько недель, динамике. Практически все либеральные комментаторы говорят об эффекте социальной желательности под давлением военной самоцензуры, ненадежности этих цифр, но тут же переходят на обсуждение причин столь высокой поддержки.

Сегодняшняя ситуация должна подвигать аудиторию исследований воспринимать цифры и аналитику критически, но без предубеждения, не теряя надежды извлекать из них прогностические знания.

С этой целью полезно рассмотреть устойчивые стереотипы восприятия политической социологии.

Стереотип №1. В стране, находящейся в состоянии военной операции, исследования проводить нельзя

Потребность в понимании социальных процессов сейчас исключительно высока, поэтому нельзя отказываться от исследований. Надо искать способы преодолевать технические сложности проведения опросов.

Политические (и не только) решения в России сопровождаются измерениями общественного мнения. Мораторий на производство цифр, особенно в пропагандистских целях, установить невозможно. Для соблюдения баланса необходимо производить и анализировать независимые данные.

Цифры - необходимая, но поверхностная картина реальности. О чем говорит цифра 60% поддержки военной операции сегодня, на 38й день ее проведения? Об эффективности пропаганды военной кампании в Украине, о высоком рейтинге самого Путина, о том, что ее поддерживает больше людей, чем не поддерживает? О готовности записаться в добровольный батальон или терпеть экономические сложности?

О том, что ухудшение экономической ситуации, личного материального статуса, потери работы, надвигающейся изоляции страны и стремительной эвакуации за рубеж сотен тысяч мобильных соотечественников - все эти последствия в восприятии многих людей существуют в отрыве от военных действий по “защите русских на Донбассе”.

Мы все еще замеряем отражение телевизионной картинки. По мнению 29% опрошенных, украинцы дружелюбно встречают российские войска, а 15% утверждают, что военные действия идут только на территории Донбасса.

Стереотип №2. Подконтрольные институты манипулируют данными, а независимые компании дали бы менее позитивные для власти цифры

Приводим данные нескольких исследовательских центров.

Формулировки вопросов отличаются незначительно и вполне сопоставимы. Итак, вопрос о поддержке военной операции в Украине.


Высокие показатели и резкую динамику показывают практически все измерения. На начало операции цифры поддержки были в диапазоне 58-65%.

Президент России 4 марта 2022 года подписал закон об уголовной ответственности за фейки о действиях российских военных в рамках спецопераций и призывы к антироссийским санкциям.

Поддержка, как и другие политические рейтинги, в последующих измерениях вырастают до уровня 73-81%.

Мы приводим подробные цифры по трем волнам проекта “Хроники”, включая индивидуальные данные по трем экспериментальным подвыборкам второй волны.


Первая часть эксперимента заключалась в разном положении нашего символического вопроса о поддержке военной операции в начале интервью и в конце.

Второй эксперимент состоял в изменении формулировки вопроса о поддержке военной операции.

Для 50% выборки вопрос звучал так:

«Скажите, пожалуйста, вы поддерживаете или не поддерживаете военную операцию России на территории Украины?»

Второй половине респондентов вопрос задавался по-другому:

«Скажите, пожалуйста, вы поддерживаете, не поддерживаете военную операцию России на территории Украины, затрудняетесь однозначно ответить или не хотите отвечать на этот вопрос?».

Таблица 2.1. Распределение ответов о поддержке в зависимости от формулировки вопроса (%)

В результате, 12% респондентов воспользовались артикулированным для них правом не отвечать на этот вопрос.

В основном сократилась доля «не поддерживающих» военную операцию, но также и доля «поддерживающих» респондентов сместилась в отказы. Поскольку у «поддерживающих» респондентов нет оснований для опасения скрывать свою позицию, можно предположить, что эти 7% респондентов лишь высказывали «административно одобряемое» мнение, на самом деле его не разделяя.

Внутри обеих подгрупп нет статистически значимых различий по полу и возрасту респондентов, то есть в обоих случаях опрашивалась одна и та же аудитория.

В третьей волне использовалась протестированная формулировка с явной альтернативой “можете отказаться от ответа на этот вопрос”, и вопрос стоял в конце интервью.

Мы надеемся, что в Хрониках удалось в существенной степени компенсировать эффект социальной желательности в части одобрения политики государства.

Результаты эксперимента иллюстрируют влияние технических факторов в дополнение к уголовному наказанию за несанкционированную интерпретацию военной операции.

Мы приглашаем ключевых полстеров к открытому обсуждению методологии измерения общественного мнения в сложившихся обстоятельствах. Аналогичный круглый стол показал свою эффективность по результатам мэрских выборов в Москве в 2013 году, когда стандартные подходы и модели показали прогнозы, далекие от результатов выборов в измененных условиях.

Стереотип №3. В критический период респонденты говорят неправду или в отказываются от участия в интервью

Весь доступный опыт исследователей в России за последний месяц говорит о том, что уровень отказов вырос, но остается на приемлемом уровне. Это тема заслуживает отдельной публикации.

В прессе встречаются комментарии “90% респондентов бросают трубку в начале интервью”. Такой уровень отказов свидетельствует о недостаточном профессионализме колл-центра, а не уровень согласия

Пока люди отвечают, нам надо пользоваться их благосклонностью.

Стереотип №4. Люди делятся на монолитные партии поддержки или неподдержки военной операции

Эта концепция широко освещается в пропагандистских текстах.

Даже если взять минимальную на сегодня оценку поддержки военной операции в 60%, эта группа весьма неоднородна. Мы работаем над необходимой в таком случае сегментацией, результаты которой представим в следующей публикации.

Декларация поддержки военной операции не мешает 32% представителей этой группы хотеть как можно быстрее завершить операцию, не добиваясь военной капитуляции Украины.

33% из них же считает, что для экономического развития России необходимо сотрудничество с Западом, треть ожидают сильного негативного влияния санкций.

37% одобряющих ожидают, что украинцы встретят российскую армию дружественно против 22% - враждебно.

В качестве дополнительной иллюстрации приводим таблицу распределения ответов только по респондентам, поддерживающим военную операцию.


Стереотип №5. Российское общество сплачивается “под флагом”, и ресурс одобрения военной операции еще не исчерпан

Внешнеполитические цели (почти по Маслоу) имеют ограниченный запас прочности.

Очень важно посмотреть на “внутреннюю жизнь” россиян, поскольку именно она остается для людей базовой ценностью.

В личной жизни россиян происходит много изменений, которые будут развиваться и влиять на восприятие внешней политики.

Источники одобрения использованы. Источники неодобрения находятся в нарастающей динамике. В этой связи позитивные исследовательские реляции надо воспринимать очень аккуратно, они могут дезориентировать.

На протяжении военной операции работают разнонаправленные факторы. Военная консолидация вокруг лидера балансируется наступившими неблагоприятными изменениями в жизни россиян. Как результат, динамика практически отсутствует.


Продолжение следует.


댓글


bottom of page